Category Archives: Заметки

BizTalk Server: уроки одного интеграционного проекта

По мотивам этого топика, я написал обобщающую статью. Она называется Domain Standards and Integration Architecture (на английском).

Хочу с вами поделитьсяч опытом. Я расскажу про один из недавних контактов. Очень хотелось бы узнать ваше мнение.

У этого заказчика BizTalk Server используется давно и успешно. Один из проектов – “Производство и поставка деталей и комплектующих”. Такой типичный интеграционный проект, состоящий из множества интерфейсов. Проект действительно большой, около 50 BizTalk Server приложений. Но что делает его действительно большим, в смысле количества кода, так это использование EDI и Oagis форматов данных.

Для примера возьму одну среднюю по размерам Oagic XML  схему, ProcessPaymentStatus. Размером она в 874К, состоит из порядка 10 тысяч элементов и атрибутов.  И это именно средняя по размерам схема, есть и много большие.

Мой проект состоял в модификации одного бизнес процесса. Изменения затронули несколько приложений. В основном пришлось менять maps – схемы преобразования данных.  Я провел дни, отыскивая элементы, подлежащие изменению, и реализуя логику переноса данных этих элементов из одной сложной схемы в другую, не менее сложную схему. На проект были брошены большие силы и все равно он не уложился в срок. Кроме того результирующий код содержит много еще не найденных ошибок, которые когда-нибудь выплывут в реальной работе. Сейчас же было просто нереально протестировать все комбинации данных, потенциально возможные в трансформациях таких больших схем.

На этапе тестирования выплыли проблемы с производительностью. Преобразования данных с такими сложными схемами неизбежно вылились в заторы в их обработке.

Приложения выводят во “внешний мир” данные в EDI формате, а для между внутренними приложениями данные передаются в формате Oagis.

Настал момент, когда менеджемент задал давно ожидаемый и фундаментальный вопрс, “Сколько можно срывать сроки? Сколько раз можно сдавать ненадежный код? Как ускорить работу?” Причем под работой понималось не только скорость работы приложений, скорость продвижения данных от системы к системе (если не забыли, мы сейчас обсуждаем интеграционную систему), но, прежде всего, скорость разработки. Любые изменения в существующих приложениях производились слишком медленно. Бизнес протребовал ускорить модификации интеграционных приложений. Разработчики не поспевали за изменениями в бизнесе. Совершеннейшая чепуха в изменениях бизнес-процессов выливалась в недели и месяцы в разработке.

И тут один из новых разработчиков удивился одному факту. Заказ детали, по идее, может состоять всего из нескольких атрибутов: номер детали, количество, дата и время заказа, идентификатор заказчика и что-то там еще. Но почему тогда по системе бродит громадный заказ, состоящих из многих сотен полей?????? Разработчик был не опытный консультант, который на его месте бы сказал «Ничего невозможного нет!» и принялся бы за работу. Разработчик был молодой и неопытный, поэтому он и задал этот глупый вопрос.

Ну мы то — опытные разработчики, поэтому знаем ответ на этот вопрос. Ответ: потому что этого требует схема документа. На первоначальном этапе при вводе в систему заказ дополняется всей доступной информацией. Потом этот заказ преобразутеся в наш внутренний формат, попутно обрастая еще сотнями полей. На базе этого заказа создаются другие документы, каждый их которых набивается сотнями и сотнями всевозможных значений. Благо имеющиеся EDI и Oagis схемы сделаны феноменально детальными. Про размер схем я уже говорил.

В результате аналисты создают таблицы, в которых подробно прописаны требуемые преобразования сотен полей, многочисленные атрибуты этих полей. Потом программисты, такие как я, не покладая рук кодируют эти преобразования данных. Потом тестеры, не спя ночей и не видя выходных, тестируют все возможные комбинации данных. Потом администраторы добавляют сервера, процессоры и память, чтобы справится с массивными, жутко подробными данными.

Наш юный разработчик заметил, что, если мы попробуем заказать деталь без копьютера, вручную, мы обойдемся совершенной малостью. (Тут он не ошибся, пара наших партнеров так и работают, без компьютера.) Почему же наши приложения требуют все эти массивы данных?

Как оказалось, это случилось само собою. Просто никто не задавал такой вопрос, “Зачем нам нужны эти огромные схемы для передачи наших данных?”

Есть несколько технических причин этому, но все они оказались непринципиальными. Одна из причин была в том, что разработчики следовали правилу “Чтобы системы были слабо связаны и хорошо масштабируемы, все данные должны передаваться в каждом сообщении”. Известный прннцип, которому следуют кроме интеграторов еще и веб-девелоперы и разработчики много-потоковых приложений.

В нашем случае этa причина не была подвергнута критическому анализу в самом начале разработки и, как оказалось, она оказалась довольно неубедительной. Данные в интегрируемых системах были стабильными. Списки деталей на складах, списки поставщиков и т.п., все эти данные могли храниться в разных местах, но эти данные элементарно синхронизировались раз в день или в неделю. Из-за этого при заказе детали нам достаточно пересылать минимальную информацию о самом заказе, ничего больше. Еще иногда надо синхронизировать данные, к примеру, чтобы номенклатура деталей в базах разных систем совпадала.

В первоначальной архитектуре изначально подразумевалось, что системы мало знают друг о друге, что их базы данных мало кореллируют, поэтому мы должны с нашем заказе слать максимум имеющейся информации.

На практике же бызы данных интегрируемых систем хорошо синхронизированны, и нам достаточно пересылать абсолютный минимум информации в нашем заказе.

Другая причина заключалась в том, что в качестве внутреннего формата сообщений ипользовались схемы из стандарта Oagis. В упомянутой выше статье я подробно обсуждаю эту распространенную ошибку, когда схемы из индустриальных стандартов используются в качестве схем сообщений в интеграционных проектах.

Когда мы обдумали открывшуюся перспективу, то пути улучшения были довольно очевидны. Первоначальный испуг, что такая глобальная переделка обойдется очень дорого и продлится слишком долго, был отодвинут расчетами и совсем ушел после первой тестовой переделки. Мы заменили схемы и мапы, бизнес-процессы не изменились. Все переделка оказалась сравнима по затратам только с одной типовой модификацией бизнес процесса.

Что же получилось в результате нашего перепроектирования? В окончательном виде система оказалась раз в двадцать проще. Теперь схемы сообщений состоят не из тысяч элементов, а из единиц, максимум пары десятков. Это же можно сказать и про производительность интеграционных приложений. Надежность пока трудно оценить, но затраты на тестирование снизились даже больше, чем затраты на разработку.

Теперь во время разрабоки мы постоянно задаем себе вопрос “Так ли уж нужен этот элемент данных в нашем сообщении?” И только после абсолютно утвердительного ответа этот элемент становится частью сообщения.

Инетересным оказалось и то, что нам не пришлось заниматься синхронизацией баз данных. Данные синхронизировались в рамках проектов баз данных, не в интеграционных проектах. Мы только убедились, что уровень и частота синхронизации удовлетворяет нашим требованиям.

Как же так случилось, что проекты с настолько явным просчетом в архитектуре удовлетворяли всех так долго?

Ответ на этот вопрос парадоксальный: это случилось потому, что заказчик обладал и обладает достаточными ресурсами. Да-да… Все проблемы с приложениями решались путем выделения ресурсов. Считалось, что выделив достаточно разработчиков, можно создать и модифицировать любое интеграционное приложение в приемлемые сроки. Наивность… Это типичная ошибка менеджеров, имеющих опыт с производством и не имеющими опыта в разработке. В производстве можно увеличить производительность, поставив дополнительные станки и рабочих, но невозможно ускорить разработку, посадив дополнительных разработчиков. Результат будет противоположный. Сроки разработки увеличатся, качество упадет, сроки сдачи отодвинутся еще дальше.

В результате имеем пародокс, богатый заказчик платит больше и получает систему более сложную, чем заказчик, ограниченный в ресурсах и не имеющий возможностей создавать сложную систему. В большинстве случаев “более сложная” система означает “худшая” система.

7 комментариев

Filed under BizTalk, Заметки, Integration Architecture

BizTalk Summit 2012: возрождение

В Microsoft кончились разговоры о плавном перерождении BizTalk Server в Azure. Microsoft восстанавливает инвестирование в BizTalk в полном объеме (?) Ура!

Несколько факторов стали решающими:

  • Влияние проходящего, вяло текущего кризиса
  • Поднимающаяся волна обновлений версий BizTalk Server
  • Давление клиентов и партнеров
  • Microsoft стал зарабатывать на BizTalk

Все это мы узнали на прошедшем в Рэдмонде саммите, посвященном одному продукту Microsoft, BizTalk Server.

Cам факт этого саммита уже говорит о многом. Я не припоминаю подобных мероприятий в последнее время, посвященным отдельным продуктам.
Открывал конференцию большим докладом Scott Guthrie. Ничего конкретного я тут сказать не могу, саммит проходил на условиях NDA, т.е. почти все, что нам рассказывали, было секретом. То, что я здесь рассказываю, является результатом моих умозаключений и не представляет собою официальную точку зрения Microsoft.

Теперь поподробнее об этих самых факторах.

Кризис привел к большому числу банкротств и слияний.  Чем не повод к новым интеграционным проектам.  BizTalk хорошо показывает себя именно в ситуациях с большим числом разнообразных протоколов, программ, форматов, технологий.

Оканчивается срок гарантийной поддержки BizTalk Server 2006, той самой версии с которой и начался бум внедрений BizTalk. Старые версии работают по-прежнему надежно, но вот техника с тех пор прошла не один круг модернизации. Надо ставить новую технику, к которой есть запчасти. Это тянет за собою обновление операционной системы. А это приводит к тому, что надо менять и BizTalk Server, потому что старая версия BizTalk работает только на старой версии операционной системы. Обновили сервера, обновили ОС, обновили и BizTalk.

Microsoft несколько лет назад решило, что эволюционный путь технологий неизбежно приведет к перерождению BizTalk в набор сервисов, которые сейчас значатся под общим маркетинговым именем Azure. Но этого не произошло. И не из-за недостатков Azure, а по более глубоким причинам. Главные из которых, это надежность BizTalk и консерватизм рынка. Рынок у BizTalk – это рынок больших корпораций. Интеграция для них – не метод для бурного роста, для инноваций, совсем нет. Для них это — возможность повысить эффективность основных бизнес-процессов. А эти основные процессы в больших корпорациях очень консервативные. Они и должны быть такими, потому что они должны быть надежными, надежными и еще раз надежными. К примеру,  финансовые транзакции можно пропускать только через систему, которая уже доказала свою надежность многими годами работы. 12 лет BizTalk на этом рынке, и только в последние годы корпорации начали использовать его на жизненно-важных процессах. Пройдет еще лет 5 и они начнут серьезно рассматривать Azure, если она покажет себя  надежно.

BizTalk очень часто – первая серверная система от Microsoft, которая проникает в большую корпорацию. До него там работали только мэйнфреймы, IBM, Oracle, SAP. И BizTalk играет роль тарана, пробивающего брешь в мощной и серьезной обороне. Специалисты этих корпораций убеждаются, что Microsoft, несмотря на “детские” по их масштабам цены, поставляет серверные системы со взрослыми характеристиками. За BizTalk следуют SQL Server, Windows Server. Оброна прорвана. И Microsoft начинает ощущать это с помощью хорошего датчика, своего банковского аккаунта.

Корпорациям не нужны иновации ради иноваций, им важнее гарантии, что купленная система будет стабильно развиваться и будет обеспечена поддержкой на многие годы вперед. Корпорациям не нужны не подтвердившие свою надежность и стабильность Azure, cloud (пока не подтвердившие). Им нужны от Microsoft стабильные инвестиции в BizTalk, SQL, Winsows.

А что надо для счастливой жизни интеграцинной системы, что надо для счастливой жизни BizTalk Server? Нужны умные головы, которые будут работать над системой долгие годы за хорошие деньги. Общее впечатление от саммита как раз в этом, хорошая команда с большими амбициями собрана в Microsoft на дальнейшее развитие BizTalk Server.

Вот такие оптимистичные настроения навеял на меня прошедший BizTalk Summit 2012.

1 комментарий

Filed under BizTalk, Заметки, Microsoft, MVP

файл размером в 5.99 PB

Никому ничего плохого не делаю.

Открываю себе потихоньку zip архив. Не открывается. И так пробую, и так. Пришлось в конце концов почитать, что ж там пишется, в ошибке.

Читаю в пятый раз. Не пойму, что ж ему не нравится. Написано же, 174 GB свободно. Что еще надо?

Читаю в шестой раз. Потихоньку проникаюсь ужасом ситуации. Файл в архиве размером в 5.99 PB (пета байт = 1 миллион гига байт).

Я бы его в интернете вывесил, для любования. Но это ж сколько лет надо, чтобы его в интернет загрузить.

Оставьте комментарий

Filed under Заметки

Седона, каньон Западный Приток Дубового Ручья

[Sedona, Canyon of the West Fork Oak Creak]
Две недели назад я сюда не доехал. Машина закипела в самом безобидном месте, когда я тащился на скорости 10км/ч через Седону. Городок этот сувенирно-карнавальный, все двигаются медленно и плавно.
Прошлый раз Глеб просил меня показать местные кактусовые «леса» по дороге сюда. Показываю
Этот лес — сразу за ранчо под названием… А теперь викторина! Отгадайте название ранчо, оно почти такое же, как в прелюдии Римского-Корсакова, два слова из полного названия. Один наш рок-гитарист поставил рекорд скорости по проигрышу этой мелодии. Сейчас ее играет Транс-Сибирский Оркестр. Еще эта мелодия звучала в фильме Kill Bill Квентина Тарантино. Отгадали?
К сожалению, здесь название появилось не в честь великого музыканта, а после истории, кончившейся очень плачевно для двух местных знаменитых пьяниц. Они, в общем, от этого самого умерли.

А этот лес — за ранчо с не менее поэтическим названием Bloody Basin, то есть Кровавый Бассейн. В свое время здесь пролилось немало крови в боях с индейцами.

Мой поход не может сравниться с экстримальными путешествиями Кити Карсона. Каньон, в который я иду, — один из популярных и доступных маршрутов, для детей и пенсионеров. Поэтому паркинг у него забит целый день, приходится парковаться вдоль дороги. Бдительный ренджер в будочке просит заплатить пару долларов за стоптаные камни.
Мостик ведет через Дубовый ручей.
Без раскачки попадаем в каньон. Как видите, здесь находится Секретная гора в абсолютно дикой местности.
Шириной каньон метров 20-50, с обеих сторон желтые и красные известняковые стены. Высокие и отвесные. Сам маршрут ровный, с хорошей тропой. Кое-где надо переходить с берега на берег по камешкам-бревнышкам. Чтобы хоть чуть-чуть быть похожим на Китю, бегу по маршруту трусцой. 🙂
У устья каньона – небольшая заводь. Стоит мужчина с удочкой.

Чуть дальше, в другой заводи, играют детишки.

Вокруг скалы и скалы. Поэтому все в дальнейшем – о них.
Дно каньона местами похоже на бетонную взлетно-посадочную полосу. Вода отполировала слой камня. Это место когда-то было пещерой, водяным тоннелем.

Здесь находится совершенно фантастическая, единственная в мире каменная волна. Не хватает сёрферов. Хотя на самом краю волны растет дерево-сёрфер. Переползло сюда на камень и балансирует.




Противоположная сторона каньона – высокий обрыв, в котором на разных уровнях сохранились половинки других тоннелей.

В самый нижний, похожий на половинку тоннеля метро, можно зайти.

Некоторые скалы – без всякой растительности.

Некоторые скалы – из монолитного камня, а некоторые — из слоеного. Я никогда раньше не видел такой изумительной красоты — слоёные горы.



Камни мягкие, вода быстро разрушает их. Вот здесь видны черные потеки. Здесь текла вода и камень прорезан, выглажен ею сверху вниз.

Хорошо, что воды здесь мало, и камни, в основном, сохраняют свои краски.
Посмотрите на эти сколы.

Вода сочилась где-то внутри, за тонким слоем камня. И здесь, внизу, наружный слой отвалился.

В щели сразу же поселился кустик. Есть вода и есть за что держаться.

Вот здесь похожая картина. Но камень красный и слоистость у него другая.

Этот скол намного больше первого. Внешний камень слоится горизонтально, а у внутреннего слои практически вертикальные. Как это все образовалось?

Здесь желтая скала лопнула, вертикальная трещина разрубила ее на десятки метров сверху-донизу. Сверху камень желтый, а внизу набирает красноту.

Еще один живописный скол. Снаружи желтый камень, внутри красный. Рядом пристроилось деревце.

Как была построена эта скала? Кто-то, очевидно, аккуратно уложил красные плиты, теперь все сооружение качается, но не падает.

Вот еще одна рукотворная башня

Еще одна

В этих местах невольно закрадывается вопрос, когда сюда прилетали пришельцы? Они здесь точно были и нарубили здесь лазерами блоки на свои дома. Но вот когда это было?

На этой трибуне инопланетный подполковник принимал парады инопланетного спецназа.

Эта замечательная слоеная гора служила амортизатором для посадок космических дирижаблей.

Тропа тем временем опять забиралась под самую скалу

Деревья растут совершенно в фантастических местах.
В каждой подходящей и совсем неподходящей щелочке растет кустик или дерево. Как этот кустик забрался сюда?

Попадаются целые садики на этих стенках. Вот растет шикарный кактус, рядом сосна загнала свой корень в горизонтальную расщелину, мелкие деревца уже сбросили свою листву, а кустики весело помахивают желтенькими листочками.

Если бы нашелся богатырь, он мог бы использовать это дерево как каменный топор. Корни тисками сжимают острые каменные плиты.

Была бы щелочка, а дерево появится.




А вон то дерево, почти у вершины, посредине снимка, растет прямо из вертикальной стены

Если на стене жить надоело, то можно сойти вниз. Это дерево как раз в процессе.

Это не стена рухнувшей крепости, это тоже скала.


Сейчас придется потрудится, чтобы рассмотреть местных животных:
Кобра ползет вниз с горы

Ворона сидит на краю стены 😉

Сфинкс расправляет крылья

Верблюд смотрит на кобру

А кобра смотрит на нас. Большая и злая

Что совсем устали, пора поспать?

Животные кончились, теперь будем смотреть на камни. Опять на камни. Они здесь очень красивые.



Вся местность вокруг Седоны состоит из таких красивых скал. Да и сам город построен среди скал


И живут здесь железные люди, ездящие на железных конях и обвешанные пистолетами и ружьями

Заходящее вечернее солнце зажгло скалы, пора выводить своего железного коня и ехать домой по кактусовым лесам.

Здесь лежат фотографии с лучшим качеством.

2 комментария

Filed under Аризона, Заметки

Седона, Каменный собор (Cathedral Rock)

Труба зовет, и дорога шелестит под колесами. Еду в Седону, смотреть Каменный собор (Cathedral Rock).
Если еще кто со мною не знаком, то это вот — я с фотоаппаратом, снимаю местный лес

А это — те самые скалы.

Если пройти мимо этого кактуса-шара

мимо этого дерева

то окажешься у подножья вертикальных красных стен.
Стены вырастают из пузыря, сложенного из тех же красных камней

Под стенами совсем не круто, вокруг скал можно пробираться по козьим тропкам, по кругу.

Стены сложены из уникального камня. Он не похож на песчанник, на гранит


Цвет у него резко меняется в зависимости от освещения.
Вот здесь состав обоих стен одинаковый, но одну чуть подсвечивает солнце


В тени цвет почти пропадает

А вокруг — сногсшибательные панорамы


А здесь запечатлены мои следы

а это опять я

Вон там, справа, на стене, еще один турист

над головами же — красные скалы Седоны


вот здесь весь альбом

3 комментария

Filed under Аризона, Заметки

Замок Монтезумы

Как известно, ацтеки жили и в этих краях. Их пирамиды я пока еще не искал, но случайно попал в замок Монтезумы. Порекомендовал его мой коллега.
А так как это по пути в Седону, куда я однозначно собирался ехать, то почему бы и не посмотреть. Как-никак, а место это объявлено Америкой «национальным памятником», если дословно, то «национальным монументом».
Итак, в путь.
Опять дорога через каменные пустоши, холмы, каньоны.
Вот и поворот на монумент. Пара километров приводят к маленькому паркингу. Рядом течет небольшая мутная речка. Речка срEзала часть долины, оставив с одного берега высокий известковый обрыв. В обрыве расположено пещерное поселение с громким названием «замок».
Везде в Аризоне в таких местах надо платить 5 долларов. Либо за паркинг, либо, как здесь, за вход. Вход, как заведено, ведет через сувенирный магазинчик, он же — музей. Как оказалось, он и является основной достопримечательностью места. В музее — небольшая экспозиция с наконечниками стрел, камнями-очагами, картинками из жизни поселения с историческими справками.
Прохожу через магазинчик. Через сотню метров вижу замок Монтезумы.

Непонятно, какая часть того, что прилеплено к скале, является древним, а что — восстановленным для показа. На первый взгляд все выглядит только-только сделанным.
Замок вблизи
Что и понятно. Окружающие скалы — мягкий известняк.

Поселенцы не использовали цемент, не обжигали кирпичи. Поэтому вряд ли много оригинальных строений сохранилось в первозданном виде. Местами естественные пещеры почти не отличались от ручной каменной кладки

Как повествовала справка из музея, в свое время здесь приложили руки многочисленные искатели индейских сокровищ. Но, как оказалось, моя догадка была неправильной. Рассмотрев внимательнее фотографию , можно заметить, что с 1887 года, когда была сделана фотография, строения в скале изменились мало.
А вот и маленькая диорама с фигурками жителей поселения.
Диорама
Увиденное чуть-чуть напоминает грузинский пещерный монастырь в Вардзиа. Хотя масштабы совсем не те. Вардзиа — это тысячи подземных помещений, сотни лет культуры. Здесь несколько примитивных жилищь. Хотя Вардзиа был построен намного раньше замка Монтесумы, выглядит здесь все, как будто созданное пещерными жителями каменного века. Постоянно приходится напоминать себе, что история Америки намного-намного короче. Когда местные индейцы только учились строить пирамиды, в Европе уже был построен Нотр-Дам. Во времена Монтезумы на Руси уже шесть сотен лет, как было принято христианство.
Что никак не умаляет тот труд, то бережное отношение американцев к своей истории. Пусть не такой древней, но — своей истории.
История маленькая, поэтому моя экскурсия завершилась за 20 минут. Пора дальше, в Седону, к красным скалам.
Еще на глаза попался большой камень, при ближайшем рассмотрении оказавшийся громадной окаменелой раковиной. Громадным хищным ойстером.
Окаменелая раковина
Может быть такие молюски истребили жителей замка Монтезумы? Выползли из речки и под покровом темноты… А в пещерах не было запасных выходов. Бобры так ничему и не научили местных индейцев.

4 комментария

Filed under Аризона, Заметки

Седона, страна красных скал

Дома по выходным сидеть скучно. С нашей коммюнити я пока здесь не знаком. Остается одно — путешествовать.
Небольшое отступление. Сдуру я купил полную страховку на рентованную машину.
Как сюда приехал, рентовал машину. Надо же на чем-то передвигаться. Нашел по интернету хорошие цены на рент, но опыта не хватило, поэтому сам рент у меня дешевый, а вот страховка перебивает всю мою экономию. Поэтому у меня на первое время страховка дорогущая, зато покрывающая все дальние поездки.
Выбирал место для путешествия недолго. Попалось на глаза красивое название, Sedona. Где-то я его уже слышал, поэтому решил, что это место популярное, а может быть и интересное. (В свое время мы также выбрали Ванкувер. По красивому названию.)
Ехать туда около двух часов. Для сравнения, до Гранд Каньона мне ехать — около 4 часов. До Glen Canyon и до Canyon de Chelly, где снимали «Золото Макены», — и того дольше, 7 часов.
Поехали в Седону.
У меня был только Nikon D5000, но не было моего старого верного товарища Panasonic TZ5. Найкон всем хорош, но не размером. Панасоником я научился управлять одной рукой, могу вынуть и щелкнуть на ходу. С Найконом так не получается. Поэтому придется пропустить живописные пустыни по дороге. Кактусовые леса, каньоны.
Самое интересное приключилось, когда я доехал до Седоны. Случился дождь.
Надвигается дождь
Времени до захода было всего полтора часа. Солнце здесь садится мгновенно. Сколько мне идти до места я не знал. Пришлось припуститься по желтой дороге к утесу под названием Bell Rock — Камень-колокол.
Желтая дорога
Все скалы вокруг желтого и красного цвета. Такого я в жизни еще не встречал.
Быстренько добежал до Колокольчика, полез по пологому склону. Подножие у него — в виде терасс-слоёв.
Залез чуть повыше и стали открываться замечательные панорамы. Совсем рядом находилась скала, похожая на гигантский пень под названием Courthouse Butte — Бугор здания суда. Интересно, что за дверью этого суда? Внизу — это не моя тень, а тень Колокольчика. Внизу не трава, а деревья.
Courthouse Butte
Вокруг — лунный пейзаж

по дну долины змеится хайвей
Хайвей среди скал

Дождь так и не начался. Кое-где на террасах сидели в позе лотоса начинающие йоги. Некоторые оставляли после себя надписи. Среди надписей была и такая — LOVE
LOVE
Чтобы люди не сходили с тропы, не топтали бедную растительность и не терялись в скалах, на всем маршруте установлены груды камней, уложенные в проволочные корзины-циллиндры.
Тропа в гору
«Здание суда» с той высоты, куда я смог забраться, смотрелось еще внушительнее. Скала под сотню метров высотой. Здание судаНадвигалась вторая дождевая туча.
В заходящем солнце скалы еще больше покраснели.

Среди катусов росли сказочные деревья. Толстые, короткие, скрюченные стволы. Нет никакой коры. Древесина, растрескавшаяся по волокнам. Листьев на целом дереве хватит только на один букет.
Скзочные деревья.
Морщинистое дерево с вросшим камнемСолнце было уже низко, пора было спускаться.
Вдалеке виднелись Cathedral Rock — Кафедральные горы. Туда я пойду в следующий раз.
Cathedral Rock

Последний взгляд на Камень-колокол
Bell Rock
А из-за Здания суда поднялась радуга и закачалась в наступающих сумерках.
Радуга

16 комментариев

Filed under Аризона, Заметки

Аризона, город Scottsdale, лужайки.

Городок наш в пустыне. А значит и кактусы здесь должны быть.
Пройдемся по соседним улицам и посмотрим на местные лужайки-газончики.
Да, действительно, кактусы есть. И довольно большого размера. Дома здесь по причине жары и дешевой земли строят одноэтажные. Так кактусы вырастают повыше домов. Вот типичный образец:
обычный кактус
То есть кактус совершенно обычный. Такие наши бабушки на подоконниках держали. Необычен размер.
Заметили дупла в кактусе?
дупло в кактусе
— может быть здесь птицы живут. Или местное население потихоньку готовит домашнюю текилу.
А это что? ананас или пальма?
что это на переднем плане? Пальма? Но листья как у алоэ. Кактус? Ананас?
А по правую руку от него что? Кактус тоже?

Пальмы здесь двух типов. Один короткий и толстый. Другой тип — длинный и тонкий. Рядом с длинными ставят знаки, предупреждающие, что загибать пальму не надо. Закон не разрешает. Загибать запрещается!
Еще здесь распространены закручивающиеся кактусы. Первый признак того, что у кактуса на верхушке есть глаз, смотрящий за солнцем.
В пользу такой теории говорит то, что закрутка всегда по часовой стрелке: Закручивающийся кактус
Кактусы хороши тем, что некоторые их типы растут с помощью почкования в степени 2. Один кустик дает две почки. Что, как известно, приводит к взрывоподобному росту. Вот здесь типичный образец: Почкующийся кактус
На самом деле кустик по непонятным причинам дает только одну почку, поэтому рост есть, но не взрывной. Хотя и достаточный, чтобы использовать кактусы вместо заборов:
Кактусовый забор
Иногда кактус растет совсем плохо. Вот как здесь: плохой кактус — хотели, чтобы кактус затенял окна, но не получилось.
Да что я все о кактусах. Здесь даже настоящие газоны встречаются. У настоящих миллионеров:газон!
Но вернемся опять к кактусам.
Их здесь едят вместо яблок:
Яблочный кактус
или вместо слив:
кактус-слива
И вместе с тем, кактус — злостный сорняк. Вырастет в любом камне:
кактус-сорняк
Причем он не просто вылезает, где попало. Он вылезает, чтобы захватить чужую территорию. Есть рядом дерево, кактус будет выживать это дерево с его места:
кактус выживает дерево
Поэтому садовники пытаются бороться с захватчиками с помощью пирамидок из камней. защитная пирамидка

4 комментария

Filed under Аризона, Заметки

Аризона, новая работа. Вежливость и бандиты.

Моя новая работа в Аризоне, в городе Scottsdale, что в пределах Greater Phoenix.
Я здесь главный по интеграции, по BizTalk Server. Опять хлопоты с рабочей визой TN1. В этот раз мне ее выдали на три года. Выдали без проблем.
Самые большие проблемы у меня с адаптацией.
То жил себе в Ванкувере. Летом 25 градусов, зимой 5. Вокруг все зеленое и мокрое.
Теперь я в пустыне. Настоящей пустыне. Здесь даже сельского хозяйства не существует, одни камни вокруг. Раскаленные камни.
Типичный пейзаж

Потихоньку обустраиваюсь. Рентовал guest house, уютную пристройку к желтому черепичному дому. Купил подержанную Кэмри.
Сдал рентованный Фокус, и домой возвращался на автобусах.
Везде в автобусах такие таблички Пожалуйста, оставьте нож и пистолет дома.
Вежливое слово усмирит и самого отъявленного злодея. «Пожалуйста, не берите в автобус свои ножи и пистолеты.»

ДОПОЛНЕНИЕ:
Все же что-то здесь многовато бандитов. Вчера получал Аризонские права. В офисе, где это все делается (там еще регистрируются машины) висит плакат «Оружие не разрешено в этом помещении». Может это для бандитов, которые замучились в очереди и готовы всех перестрелять? Но кого там стрелять? Пенсионеров, которые там работают?

3 комментария

Filed under Аризона, Заметки, Работа

Большие шаги, многовариантность

Иногда прыгать по вершинам скал — самый быстрый путь.

Вот такой вопрос.
Почему мы не отстаем от Америки, от Англии?
Дабы предотвратить встречные вопросы, попытаюсь уточнить, о чем это я. Действительно, этот вопрос без контекста выглядит чудовищно неоднозначным и бесмысленным. Разве мы не отстаем? Еще как отстаем. А в чем не отстаем? Здесь вот… точно отстаем. И т.д.
Итак, контекст в студию.
Лезу в Википедию. Космос, авиация. Россия здесь в лидерах. После всех этих пропавших лет (с начала 90-ых разработки в этих областях практически не финансировались), Россия по-прежнему в лидерах. Самый грузоподъемный самолет, Мрия, советский. Самый грузоподъемный серийный вертолет — советский. Кто обеспечивает основное снабжение космической станции? Россия.
Для меня вопрос не заключается в последних десятилетиях. Можно посмотреть назад и увидеть очень похожую картину.
Разрушенная войною страна мгновенно выходит в лидеры в ядерной гонке. Потом космос. Раз — и в дамки.
Т.е.страна не в лидерах по уровню жизни, по научным кадрам. Врдуг, раз, и наши разработки в лидерах. Причем в безоговорочных лидерах. Это уже не спишешь на шпионов. Ворованные секреты помогут догнать, но не перегнать.
Не спишешь на концентрацию ресурсов, которую может обеспечить империя на выбранных направлениях. Частично, конечно, можно на это списать, но не все же. ВПК любые ресурсы может переварить без видимых результатов.
Не спишешь на подневольный труд. Или спишешь? Здесь мои либеральные убеждения дают слабину. Оставлю пока этот аргумент открытым.
Вытащу на свет Японию. 1870-ые годы, страна не использует в буквальном смысле колеса. Нет науки, промышленности. 1905 год, Порт-Артур, японский флот топит российские броненосцы.
1950-ые годы, Япония и автомобили? Не смейтесь. 1980-ые — Японские автомобили уже самые надежные в мире.
Теперь Корея. Тот же автопром, электронника. Те же сумасшедшие скачки из грязи в князи.
У всех этих скачков есть одно общее. Это — скачки 🙂
Кто-то не стал ждать, пока все созреет до нормального уровня. Как мы можем строить автомобили? Надо сначала научиться их разрабатывать, надо посторить производство запчастей, надо выучить всех этих инженеров, техников, рабочих, воспитать ученых, создать научные школы и т.д и т.п.
Кто-то плюнул на все эти сложности и ввязался в бой. Нет всей инфраструктуры? Сделаем, построим, воспитаем, научим. Нет времени? Купим готовое, наймем ученых, инженеров. Нет денег? Перебросим, ужмемся.
У истоков всех этих прорывов стоит цель. Большая, новая, до сих пор недостижимая.
Менеджмент достижения далекой цели отличается от обычного менеджмента.
В обычном менеджменте мы знаем, мы проходили все предстоящие нам этапы. Мы можем их спланировать, спрогнозировать, посчитать. Мы катимся по известным дорожками, процессам. Мы катимся с горы по дорожкам и они выводят нас к цели.
В менеджменте «большого шага» мы пляшем от цели. Вот он «самый большой и самый тяжелый самолет». Что нам надо, чтобы он стал реальным? Нет шасси? Будем разрабатывать, испытывать, делать. А так как никто не знает — как, то будем пробовать несколько вариантов. Мы не можем класть все яйца в одну корзину. На нашем пути еще много никем не пройденных технологий. Если мы будем зависеть от одной тропинки, мы не пройдем весь путь. Мы пробуем несколько вариантов, несколько тропинок. Это резко повышает наши конечные шансы.
На одной дроге нас ждут, для примера 3 участка с вероятностью успеха 0.3. Общая вероятность успеха будет близка к (0.3 * 0.3 * 0.3) = 0.0027. Если каждый участок продублировать параллельной разработкой, то вероятность, при полностью независимых командах, будет близка к ((0.3+0.3)*(0.3+0.3)*(0.3+0.3)) = (0.6*0.6*0.6)=0.216. Почти на 2 порядка больше. Все условно и математика весьма приблизительна, но и при нормальных статистических методиках получится что-то похожее. Небольшое дублирование многократно повысит шансы на успех. При повышении бюджета «всего» в два раза.

Если все еще раз описать грубыми мазками, то стратегия выглядит так.
1. Ставится высокая, новая для всех, амбициозная цель.
2. Разработка на неизвестных местах ведется многими независимыми командами, каждая использует свои методы и идеи.
3. Реализация строится на упрощенных, однозначных моделях. Все лишнее нещадно отбрасывается. Когда продукт готов и эксплуатируется, тогда уже начинают добавляться второстепенные детали.

В приложении к ИТ стратегия выглядит так же.

Успех проекта при такой стратегии выше именно тогда, когда ставится цель в совершенно неизведанных областях. Стратегия может привести к быстрому созданию продукта, реализованному на принципах простоты. Без простоты вряд ли проект будет реализован быстро. Простота архитектуры такого продукта приводит к тому, что он может хорошо развиваться в дальнейшем, усовершенствоваться, занимать другие ниши.
Если использовать эту стратегию для создания продукта в знакомой освоенной области, то проект при всей его исключительности может быть неуспешным, так как продукт выйдет на уже занятый рынок, и здесь уже многое зависит не только от свойств самого продукта. А многовариантную разработку может себе позволить только бюджет выше среднего.
Вот и получается, чем труднее и амбициознее цель, тем выше вероятность успеха.
Понятно, что принципы больших шагов и многовариантности трудно назвать «архитектурой», «методологией». Это просто сумбурные мысли вслух.
Между прочим, в бытность мою студентом ходила поговорка «Все новые проекты делаются студентами, как дипломные проекты». Оказалось, что это не шутка, а реальность, по крайней мере в 80-ых именно так и было.
Студентам давалась малопонятная задача. Амбиций у студентов было не занимать и, кроме того, они не знали, что задание им дается из разряда фантастических. Умные руководители проектов давали похожие задания нескольким студентам, создавали конкуренцию-сотрудничество.

3 комментария

Filed under Заметки